В «Ф-1» сцепились промоутеры и владельцы серии. Нам рассказали, почему у Гран-при России все будет в порядке

Вы узнаете, почему Путина пускают в комнату пилотов.

Конец января и начало февраля подарило сразу несколько бомб для автоспортивных медиа, но самым громким определенно стало псевдовосстание ассоциации промоутеров Гран-при (FOPA). Объединению 16 этапов во главе с организаторами гонки в Великобритании не понравилась политика владельцев «Ф-1» из Liberty Media по перемещению телеконтента на платные площадки, неясности с регламентом и эксклюзивные условия контракта на проведение Гран-при Майами – по слухам, американцам достался второй этап бесплатно аж на десять лет (спойлер: это совсем не так).

Владельцы «Ф-1» бесплатно дают Америке второй Гран-при. Организаторы гонок в бешенстве

Главным голосом оппозиции к профсоюзу организаторов выступил промоутер этапа в Сочи – он первым раскритиковал позицию FOPA и назвал объединение бесполезным и решающим проблемы исключительно их лидера. С тех пор такую же точку зрения выразили организаторы Гран-при Мексики, в то время как недовольство FOPA публично поддержали два других исторических этапа – на «Монце» и «Хоккенхаймринге» (у них вместе с Гран-при Великобритании контракты истекают в конце 2019-го).

Чтобы разобраться в конфликте промоутеров и «Формулы-1», Sports.ru поговорил с представителем организаторов российского этапа Сергеем Воробьевым. Интервью большое, поэтому вот еще несколько тем, ради которых стоит его прочитать:

• как зарабатывать на проведении Гран-при,

• о работе над зрелищностью гонки;

• о сохранение грид-герлз в обход новой политики «Формулы-1»;

• и о присутствии Путина в комнате пилотов в обход регламента.  

Противостояние с другими промоутерами, псевдоорганизация

Вы провели все начало февраля в Лондоне на встречах с владельцами «Формулы-1». Что там обсуждалось?

– Хочу сразу ответить на самый обсуждаемый вопрос: нельзя говорить о «подписании десятилетнего контракта с Гран-при Майами на невероятно выгодных условиях». В том-то и дело – контракта у Гран-при Майами нет. Это ключевой факт. Есть только много обоснованных и необоснованных слухов о его вероятном формате. И мы сами с нетерпением ждем подробностей, потому что если в первый раз (без учета Гран-при Монако) «Формула-1» согласилась на такие особые условия определенного промоутера, то это и для нас отличная возможность поговорить о дальнейшем пересмотре условий. История же Майами настолько далека до реализации, что использование ее как аргумента в переговорах с Liberty Media – слабое действие со стороны того, что осталось после разгрома FOPА.

Майми

А что с ней произошло?

– Я постараюсь сказать то, что могу, что будет этично с моей стороны. Liberty Media уже второй год в конце января собрала абсолютно всех промоутеров в Лондоне. Там достаточно подробно говорили о корпоративной стратегии и так далее. Абсолютно все менеджеры «Ф-1» присутствовали там – от руководителей по направлениям до исполнительного директора Чейза Кэри. Они были доступны для ответов на любые вопросы промоутеров. Но от лица FOPA на встрече никто не выступил, а руководитель организации господин Прингл даже не задал ни одного вопроса.

Просто у него есть собственные проблемы – он возглавляет организатора Гран-при Великобритании, у которого нет контракта на следующий год. Он собрал ряд промоутеров, и они за день до официальной встречи с Liberty поговорили об общих сложностях, возмущениях и проблемах, которые, безусловно, есть. Но сам факт публичного заявления был странным, потому что он даже не был согласован всеми участниками FOPA, а для некоторых и вовсе стал неожиданным.

Видимо, Прингл попытался усилить свою позицию поддержкой со стороны других промоутеров, но ее у него нет – что и показала официальная встреча. Мы обсудили вопрос лично среди организаторов – и у половины выступление FOPA вызвало полунасмешку. Гран-при Мексики выступил с официальным заявлением о том, что не поддерживают мнение FOPA, потом Гран-при Азербайджана продлил контракт на до 2023 года и тоже удивился публичному заявлению FOPA от их лица. Ряд других промоутеров, прежде всего европейских, в личном режиме и при общении с представителями Liberty тоже признали, что не разделяют высказанных позиций. Товарищу Принглу из эры Берни Экклстоуна стоило бы вынести способность решать разногласия в конфиденциальном порядке. Пока Liberty не планирует менять подход индивидуальной работы с организаторами.

Стюарт Прингл

Но вы сказали, что проблемы все-таки есть. Какие они? Выходит, были в заявлении Прингла и сильные моменты?

– В масштабном и многогранном виде спорта вроде нашего не может не быть проблем, это вы верно заметили. Но не вижу смысла обсуждать обозначенные FOPA пункты – они все решаются в рабочем порядке. Сильный момент был один: они верно обозначили платежи Гран-при основным источником дохода «Формулы-1». Промоутеры – это сила, но вместе с ней должны следовать ответственность и разумный подход. Этого у FOPA в текущем виде нет.

Почему Гран-при России изначально не вошел в Ассоциацию промоутеров?

– FOPA достаточно слаба как организация. Ее деятельность не может принести какие-то результаты, кроме заявлений, что они за все хорошее и против всего плохого. Мы же первыми публично раскритиковали подход FOPA.

Мы стремимся улучшать взаимодействие с чемпионатом, и добиваемся своих целей не полуфантастическими альянсами, а методичной работой. Поэтому в «Формуле-1» видят в нас компетентного партнера, приезжающего с конкретными предложениями. Достаточно часто мы находим выгодные и приемлемые решения.

Когда мы только входили в «Формулу-1», нам прислали приглашение от этой организации, мы прочитали ее уставные документы и увидели там кружок по интересам. В уставе не было каких-то целей или задач. С нас фактически требовали членский взнос и обещали взамен дружить и встречаться раз в год. Пока не будет представлено какого-то плана существования организации, мы не видим в ней смысла. Членство в ней ничего не дает – только забирает.

У 21 страны слишком разные условия проведения Гран-при, что все сложно привести к одному знаменателю. Зато сейчас происходит некоторое объединение промоутеров по регионам, и это может заработать. Но если у нас будет происходить подобное, то сперва будут дела, а потом заявления – с вовлечением Liberty в дискуссии.

Как это может заработать? Чем помочь?

– В «Формуле-1» естественным путем сформировались группы стран со схожими условиями и экономикой проведения мероприятия. Именно среди таких групп болельщики чаще ездят не только на домашние Гран-при. Наша региональная группа включает Бахрейн, ОАЭ и Азербайджан, и большой потенциал вижу в сотрудничестве с Сингапуром, Австралией, Мексикой и Китаем. На данный момент это все, что могу сказать: мы ведем работу непублично, и заявления будут после обсуждения с Liberty Media.

— А как насчет идеи FOPA по общей страховке на все Гран-при на 1,6 млрд долларов? Это тоже ничего не даст и не сократит затраты?

– В нашем случае инициатива не очень актуальна: условия страховки должны соответствовать российскому законодательству, и потому мы предпочитаем работать с национальными компаниями. Если группа промоутеров выберет одного международного страховщика – изучим его условия и, возможно, предложим нашей страховой компании посотрудничать. Быть членом FOPA не обязательно.

Будущее, длительный контракт, инициатива Берни

Что было самое интересное на встрече с владельцами чемпионата?

– Росс Браун рассказал о видении чемпионата после 2021 года. К сожалению, об этом нельзя говорить, но если проект реализуется хотя бы на 80 процентов, то это будет победа «Формулы-1» и фиксация ее места как королевы автоспорта еще на ближайшие 10-15 лет как минимум.

Значит, возможного сокращения посещаемости на Гран-при можно не бояться?

– Конечно, хочется построить длительный план до 2030 года, но нужно быть реалистами: сегодня мы наблюдаем период серьезных изменений в «Формуле-1». Причем не только из-за конца соглашения чемпионата с командами, но и потому, что мир меняется: еще два года назад «Формула Е» у многих вызывала усмешку. Сейчас она еще не на уровне «Ф-1» по количеству зрителей, однако некоторые спонсоры разрывают контракты с «Ф-1» и переходят, грубо говоря, в соседнюю дверь – ведь электросерией владеет сестра Liberty Media в лице Liberty Global. Некоторые производители планируют, что к 2025 году треть их производства будет электрической, и со следующего сезона в Формуле Е будет целых 11 автопроизводителей. А вместе с волной электрификации идет волна автономной мобильности – со следующего сезона в гонках поддержки для «Формулы Е» будет серия Roborace с искусственным интеллектом в роли пилота. Мир меняется, и мне бы очень хотелось, чтобы «Ф-1» заняла свою уникальную нишу. Презентация Росса Брауна говорила именно об этом – как серия останется лидирующей в автоспорте.

Росс Браун

Но контракт Гран-при России уже подписан же до 2025 года. На такой срок обычно должен быть и план.

– К сожалению, из-за положений конфиденциальности не все можно рассказать. Это был один из последних контрактов, согласованных и подписаных при Берни Экклстоуне, и произошло это буквально за две недели до его отставки. Он позвонил в самом начале 2017 года и позвал к себе в Лондон, сказав, что это важно. Мы провели вместе несколько дней, согласовали и подписали контракт, условия которого были значительно лучше по сравнению с предыдущими годами. У нас появилась возможность привлечь коммерческих партнеров на очень привлекательных условиях. Затем начался переходный период, и мы заново согласовали контракт с Liberty и Чейзом Кэри. Они убедили нас, что не испортят «Формулу-1» до такой степени, чтобы нам не захотелось продлить контракт даже на таких привлекательных условиях, предложенных Берни. Если же мы увидим, что серия не так хороша, как раньше, в нашем контракте заложено достаточно степеней защиты. Про средства и числа я сказать не могу – помимо конфиденциальности, надеюсь, что и не придется. Пока все идет хорошо.

Экономика Гран-при, «Формулы-1» и «Сочи-Автодрома»

В чем заключается работа проумоутера этапа?

– С одной стороны – добиваться максимального эффекта с учетом специфики «Формулы-1» и как можно лучше использовать возможности, которые дает факт проведения Гран-при в нашей стране.

Например, какие?

– Гран-при дает еще и возможность по технологическому развитию национального бизнеса и шанс показать подрастающему поколению потенциальные карьерные траектории: в случае с «Ф-1»  речь идет о спортивном, техническом, инженерном и маркетинговым направлениях. Работаем, чтобы наследие Гран-при России было максимально практичным и измеримым.

Окупается ли сочинский этап «Ф-1»?

– Билетная выручка Гран-при России 2018 года на 72 процента выше выручки 2017 года. Тут есть заслуги и новой промоутерской организации, и обновленного подхода, и вклад Liberty в маркетинг и рекламу. Но вообще на эту тему я бы поговорил в конце года – тогда закончится первый полный отрезок работы нашей компании с полным циклом подготовки к этапу. «Сочи Автодром» нам передали только летом прошлого года, так что сейчас о финансовых показателях и результатах говорить преждевременно.

Во сколько обходится организация Гран-при?

– Если без лицензионной выплаты владельцу коммерческих прав и без абсолютных цифр, сумма доходов от этапа, куда входит билетная выручка, VIP-зоны, агентские услуги и услуги командам (что, кстати, достаточно значительная статья доходного бюджета), примерно покрывает сумму прямых операционных расходов на его проведение.

А кто покрывает расходы на выплату Liberty Media? Можете рассказать, насколько ее снизили при продлении контракта в 2017-м?

– Основной ошибкой в работе многих промоутеров являются именно попытки переговоров с Liberty Media через СМИ, так что мы с учетом чувствительности темы стараемся меньше говорить на эту тему и работать с нашими партнерами в духе конфиденциальности – кстати говоря, закрепленной в контракте. Могу сказать, что у нас получалось значительно улучшать условия при переговорах не только с Берни Экклстоуном, но и с новыми владельцами и менеджерами «Формулы-1».

Владельцы «Формулы-1» зарабатывают на Гран-при. Это только взнос или какие-то еще доходы?

– Поступления чемпионата формируются из трех основных частей. Первые две – это те самые лицензионные платежи стран и доходы от телетрансляций. Остальное же – наполовину спонсорские поступления, наполовину доходы от гонок поддержки («Формула-2», GP3), паддок-клуба, тех же самых услуг командам (например, по доставке грузов) и так далее. На самом мероприятии же из дополнительных заработков у «Ф-1» есть только паддок-клуб, продающий и обслуживающий самые дорогие и эксклюзивные VIP-ложи.

Как тогда «Формула-1» даже теоретически может уступить гонку бесплатно?

– Думаю, такое возможно только в случае кардинальной смены бизнес-модели. Либо в порядке эксперимента.

Мэр Майами заявлял, что экономический потенциал местного Гран-при для города оценен в 2,8 млрд долларов. Есть ли подобное исследование про Сочи?

– Есть предварительные данные, но пока мы их не объявляем. Они достаточно хорошо выглядят. О них мы тоже расскажем ближе к концу года.

А как насчет «Сочи Автодрома», он себя окупает?

– Бизнес трека интересен тем, что чем выше уровень гоночной серии – тем меньше денег на ней можно заработать, а можно даже и потерять. Другие чемпионаты привыкли к достаточно плотному графику. При оценке проведения гонок в Сочи они ожидают организацию авиаперелетов либо компенсацию транспортных расходов. Промоутеры серий смотрят на старшего брата – «Формулу-1» – и тоже хотят какие-то платежи за свои этапы, но пока что уровень интереса к другим чемпионатам не настолько высок, чтобы они собирали необходимое для покрытия дополнительных расходов количество зрителей.

«Сочи Автодром» играет важную роль туристического центра города и центра популяризации автоспорта. За годы его работы сотни тысяч жителей и гостей Сочи прошли через него и попробовали множество услуг: мастер-класс, гоночное такси, обучение экстремальному и безопасному вождению, даже обычные экскурсии. Помимо важной социальной миссии, эти активности – неплохая стабильная статья дохода.

Сочи – это и центр делового туризма России: значительное количество компаний проводят у нас презентации, кооперативы, внутренние и клиентские мероприятия. Крупные автопроизводители бронируют автодром на недели и проводят множество активностей: от гоночных соревнований для сотрудников до презентаций и встреч с клиентами. Автодром постоянно живет и, безусловно, оправдывает свое существование.

То есть ни Mitjet, ни RDS не собирают достаточно зрителей?

– Я прежде всего говорил о международных гонках. Дрифт же безумно у нас популярен. На каждом нашем этапе RDS трибуны заполнены полностью и зрители безумно счастливы. Я бы сказал, что по любви посетителей дрифт – второе после «Формулы-1» мероприятие, проходящее на треке.

Насчет Mitjet – «Сочи Автодром» является базой этой серии, и она прекрасно отработала в прошлом году, даже получила трансляции в прямом эфире на «Матч ТВ».

Конфигурация трассы, грид-герлз, Путин в комнате пилотов

Есть ли мысли по изменению планировки трека?

– Идеи-то есть – рассматриваем их с позиции целесообразности. Вот, например, было принято считать, что автодром Сочи – необгонный, но количество обгонов в 2018 году в 38 раз превысило показатель 2017-го (в том году зафиксировали только один обгон – Sports.ru). Перемены произошли потому, что мы согласовали поставку самых мягких шин на комиссии «Формулы-1», получили поддержку команд – и все это сработало, тактическая работа конюшен усложнилась. Вообще ситуацию с обгонами можно решить без изменений конфигурации – например, за счет решений сцепных свойств асфальта.

Сейчас мы изучаем различные варианты на эту тему. На «Сочи Автодроме» лежит достаточно гладкий и не самый экстремальный для «Формулы-1» асфальт, но с другой стороны он делает трек безумно привлекательным в глазах автопроизводителей. Бренды привозят свои автомобили на клиентские мероприятия, которое в итоге превращается в конвейер по отработке шин. А раз на нашем автодроме резина используется минимально, то автопроизводители арендуют трек на более длительные сроки и тратят деньги не на лишнюю резину, а на услуги «Сочи Автодрома». Мы хотим найти идеальный баланс между зрелищностью «Формулы-1» и остальной 51 неделей в году, когда трек активно работает.

Живы ли планы по ночному Гран-при?

– Я бы не назвал их планами, скорее, это была просто идея, которая очень понравилась Берни. Мы его встречали в Сочи в марте 2014-го во время открытия Паралимпийских игр, он увидел красиво подсвеченные объекты, фейерверки – и сразу же предложил идею ночной гонки. Мы ее изучили, рассчитали – ее можно реализовать. Хоть она и потребует дополнительных инвестиций, но в целом мы не против. Просто с другой стороны нам бы хотелось, чтобы сотни миллионов телезрителей по всему миру видели не только красивые объекты, но и окрестности Сочи: море, горы, Олимпийский парк и так далее. Это возможно только в случае дневной гонки, потому что весь пейзаж подсветить невозможно. У нас же не пустыня вокруг, как в ряде стран, где иллюминация действительно улучшает Гран-при. У нас же курорт мирового уровня.

Продолжите ли сотрудничество с грид-герлз?

– Однозначно продолжим. Красивые девушки были украшением этапа в 2018-м и будут там и впредь. Это прекрасный пример, когда с Liberty Media можно решать вопросы без лишнего драматизма: да, они объявили об отказе от грид-герлз, а мы со своей стороны не согласились и четко выразили свою позицию. В итоге мы вместе с владельцами «Формулы-1» нашли красивое решение: девушки впервые держали флаги стран во время церемонии открытия и гимна, выводили детей на стартовую решетку, встречали пилотов и вообще были так органично интегрированы в торжественную часть, что в итоге все понравилось даже самым революционно настроенным членам руководства Liberty. Они политику не изменили и грид-герлз официально на других Гран-при не будет, но у нас практика их приглашения продолжится благодаря тому, как мы красиво договорились в прошлом году.

— А вы не считаете эту работу сексистской? Особенно в век, когда активный феминизм стучится в спорт со всех сторон.

– Ограничивать девушек от возможности участия в определенных направлениях «Формулы-1» – это и есть сексизм в худшем виде. Мы, наоборот, хотим, чтобы девушки имели возможность реализовать себя там, где им хочется – в том числе на официальных церемониях Гран-при.

— Можете раскрыть сколько зарабатывают грид-герлз на «Формуле-1»?

– Думаю, с этим правильнее обратиться к самим грид-герлз. Это разумный тариф, определенный с одной стороны с учетом физической сложности и высокой ответственности работы, а с другой – с учетом улучшения модельного портфолио девушек, их знакомства с потрясающими людьми со всего мира и превращения их в героинь мировых телетрансляций.

Кто выбирает людей, награждающих победителей гонки на подиуме?

– Есть правила ФИА и сложившаяся традиция. В документах Федерации прописано: кубок конструктору вручает представитель главного спонсора – у нас это руководитель банка ВТБ Андрей Леонидович Костин, приз за третье место вручает руководитель местной автоспортивной федерации – в нашем случае это президент РАФ Виктор Николаевич Кирьянов. А для вручения кубка за первое место мы в очередной раз были рады принять президента России Владимира Владимировича Путина. Приз за второе место вручал человек, без которого Гран-при России и не было бы, – это вице-премьер, председатель нашего оргкомитета, Дмитрий Николаевич Козак.

А как появился вариант с Путиным? Вы его приглашали, или он как-то сам вызвался?

– (смеется) Тут я много не скажу. Владимир Владимирович с самого начала поддерживал и Гран-при России, и проекты постолимпийского развития Сочи – одним и них и стало проведение этапа «Формулы-1». Как мы понимаем, он достаточно заинтересован в автомобилизме, участвовал в заезде за рулем болида «Ф-1» и даже после Гран-при вместе с президентом Египта приехал на «Сочи Автодром», чтобы проехать круг за рулем «Ауруса». Мы рады подобному вниманию и работаем, чтобы не подвести оказанное доверие.

А почему Путина каждый год пускают в комнату пилотов? Это же вроде как запрещено регламентом.

– Думаю, вы ожидаете от меня какую-нибудь цитату, чтоб в заголовок поставить.

Нет, нам в разделе Авто/Мото и в редакции всегда было очень интересно. Больше ни в одной другой стране так не делают.

– Лично мое мнение таково: Владимир Владимирович – наиболее высокопоставленный гость «Формулы-1» в принципе среди всех этапов. Путин – лидер сверхдержавы, и возможность для пилотов не просто получить кубок из его рук, но и пообщаться пару минут уникальна. Она очень приветствуется руководством «Ф-1» после того, как это произошло на первом Гран-при по предложению Экклстоуна – все повторялось каждый следующий год, даже после ухода Берни из правления. Директорат «Формулы-1» каждый раз интересуется, будет ли Путин на церемонии снова, и они очень рады такой возможности: это популярная история для телетрансляции и уникальная возможность для гонщиков.

Фото: личный архив Сергея Воробьева/Manuel Goria/Sutton Images; Gettyimages.ru/Michael Reaves/Red Bull, Mirco Lazzari gp, Clive Mason; личный архив Сергея Воробьева/Mark Sutton/Sutton Images; globallookpress.com/imago/Crash Media Group; Gettyimages.ru/Will Taylor-Medhurst; РИА Новости/Михаил Климентьев, Михаил Мокрушин; globallookpress.com/Hoch Zwei, imago/HochZwei

Автор

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.